Среда, 19.09.2018
Мой сайт
…uage: RU; mso-default-font-family: Arial; mso-ascii-font-family: Arial; mso-latin-font-family: Arial; mso-greek-font-family: Arial; mso-cyrillic-font-family: Arial; mso-hebrew-font-family: Arial; mso-arabic-font-family: Arial; mso-latinext-font-family: Arial; mso-font-width: 104%">графа о пребывании в плену с отрицательным ответом.

Однако к 1920 году, когда он начал преподавать на курсах, Спиридонов уже достаточно владел техникой японских приемов. Судя по самому характеру этих приемов и частым ссылкам на книги по джиу-джитсу, изучал он их самостоятельно, черпая материал из соответствующей литературы, как нашей переводной, так и иностранной. Вне поля его зрения не оставались и цирковые выступления джиуджитсеров, за которыми, вероятно, он следил уже давно.

Еще с начала гражданской войны в Советской России было введено обязательное всеобщее военное обучение мужчин, начиная с шестнадцатилетнего возраста. Программа обучения являлась весьма прогрессивной и предусматривала, в частности, не только штыковой бой, но также и минимальные навыки английского бокса и французской борьбы в качестве средств боя без оружия. (Разумеется, программа эта не всегда и не везде реализовывалась в полном объеме). Стоит заметить, что в Петрограде вице-чемпион лондонских Олимпийских Игр по французской борьбе доктор Петров попытался вместо бокса преподавать джиу-джитсу, считая его более полезным. Но это было немедленно пресечено, как нарушение программных требований. Но вот на московских курсах инструкторов преподавались не только борьба и бокс, но в качестве самостоятельного предмета еще и джиу-джитсу. Не исключено, что эта дисциплина, получившая название "Способы защиты нападения без оружия", была введена в программу по инициативе именно Виктора Афанасьевича, который и стал ее преподавать.

Работу Спиридонова над своей системой можно разделить на три периода: первый-с 1920 по 1923 год, второй - с 1923 по 1933 и третий - с 1933 до рубежа тридцатых-сороковых годов. О первом, начальном периоде можно судить всего лишь по хранящейся в архиве программе курса "Способов защиты и нападения без оружия", собственноручно написанной Виктором Афанасьевичем. Но эти листки грубой бумаги, которую теперь называют "оберточной", с фиолетовыми строчками "химического" карандаша хранят поистине бесценную информацию. Написаны они именно в 1923 году и как бы подводят итог всего первого этапа работы.

Так как в течение всего этого периода он вел обучение на армейских курсах, его разработки, казалось, было бы логично расценить только в качестве военного рукопашного боя, даже при существовавшей тогда неопределенности в разграничении отдельных его видов. Однако приходится учитывать, что те же самые приемы в 1920 году Спиридонов начал также преподавать и в школе милиции. Вероятно, в то время он видел свои способы боя универсальными, пригодными как для армии, так и для правоохранительных органов.

Для Европы тех лет джиу-джитсу при всех своих недостатках являлось единственной действенной и перспективной системой, пусть даже и нуждавшейся в серьезной доработке. В отличие от иных критиков Спиридонов отлично понимал это и делал соответствующие выводы. Занятия он вел по японской системе, но даже тогда, в самом начале своей работы преподавал не общепринятую и не самую удачную ее ипостась, а свой собственный и существенно усовершенствованный "спиридоновский" вариант джиу-джитсу. Его программа в целом еще далеко не совершенная, уже содержала зачатки почти всего того, что будет сделано в будущем.

Курсанты знакомились с двумя десятками различных приемов: "джиуджитсными ударами", "обратными рычагами", "дожатиями", бросками, удушениями и нажатием на чувствительные точки. При этом выстраивались цепочки: нападение-защита-контрприем и "защита от этого контрприема. Изучались обезоруживания, правда, в незначительном количестве. Рассматривались действия в стойке и, в меньшей степени, в партере. Специальными темами были выделены "Выход из затруднительного положения" и "О системе правильной работы при изучении приемов", где будущим инструкторам преподносились азы методики преподавания. Ведь Виктор Афанасьевич недаром с самого начала своей работы внимательно присматривался к педагогическим приемам опытных коллег, преподававших спортивные дисциплины, которые уже успели получить какие-то методические основы. Работает он над классификацией и русской терминологией приемов. А главное, из далеко неравноценных технических средств джиу-джитсу старается отбирать наиболее надежные, на его взгляд, приемы.

Впоследствии Спиридонов написал об этом так: "Впадая в начале своей работы в общую ошибку при определении ценности тех ил и иных приемов в смысле применения их к жизни, мне, тем не менее, в 1921 году благодаря практическому изучению удалось осознать ошибку существовавшей в то время системы. В то же время детальное изучение всех приемов, имевших применение в нашей действительности, указало новый и, как мне кажется, правильный путь, по которому я и иду, постепенно совершенствую свою систему". Однако, здесь Виктор Афанасьевич был не совсем точен в своих воспоминаниях: при несомненных первых успехах и после двадцать первого года предстояло немало работы по качественной оценке техники. Еще отсутствовал в его арсенале такой действенный прием, как рычаг локтя вниз с захватом руки подмышку. Едва ли удачными были рекомендованные им по японским рецептам надавливания на чувствительные точки, которых он приводил целых шесть, и среди них такие не слишком практичные, как "над лопаткой", "под ключицей", "на руке", от которых в будущем придется избавиться. В целом, то, что было наработано на первом этапе, пока еще трудно назвать системой, но контуры ее уже просматривались. Хорошо зная и бокс, и борьбу, Спиридонов понимал ту пользу, которую в боевой схватке могли принести их приемы наряду с приемами джиу-джитсу. Но бокс и борьба проходились курсантами в качестве отдельных, совершенно самостоятельных учебных дисциплин, и Виктор Афанасьевич просто не имел права выйти за рамки утвержденной учебной программы и вторгнуться в пределы чужих предметов. Однако в 1923 году такая возможность, казалось, появилась. В эти годы была начата разработка уставов и других нормативных материалов для Красной армии, которая все еще пользовалась уставами царской армии в той части, в какой они не противоречили "революционной законности". И вот на курсы поступила Программа физической подготовки Красной армии, совсем неплохо разработанная и принятая Президиумом Высшего Совета физической культуры, но, к сожалению, полностью так и не осуществленная. "Как бы ни высоко стояла современная техника военного дела, - говорилось в программе, - все же судьба отдельного боя, отдельных стычек и схваток нередко решается силою холодного оружия и рукопашной; кроме того, умение владеть холодным оружием и умение пустить в ход собственные кулаки и ноги имеет чисто моральное значение - даёт каждому воину уверенность в своих силах до самого последнего момента и сознание, что он не беззащитен, пока у него в руках есть оружие, или, если он почему-либо лишился его и остался без всего в руках, имеет полную возможность пустить в действие собственные кулаки и ноги". Для этого программа ставила задачу обучить каждого красноармейца "элементарным способам защиты и нападения (бокса, джиу-джитсу, борьбы), как на противника с оружием, так и на безоружного, кроме того, имеется в виду изучение способов доставки пленных, нежелающих подчиниться воле победителя..." Это дало Виктору Афанасьевичу хорошую возможность высказать, вероятно, уже давно созревшую у него мысль. В "Пояснительной записке" к своей программе "Способов защиты и нападения" он предложил преподавать джиу-джитсу, бокс и борьбу не в виде обособленных дисциплин, а создать новый Продолжение »

Создать бесплатный сайт с uCoz