Четверг, 21.09.2017
Мой сайт

Василий Сергеевич Ощепков

В самом конце морозного декабря 1892 года в поселке Александровский пост, на каторжном Сахалине, у арестантки - крестьянской вдовы – Марии Ощепковой родился сын. По всем канонам тех далеких лет младенца, входящего в жизнь с двойным клеймом отверженного - незаконнорожденный и сын каторжанки - ждала незавидная судьба. В довершение всех своих бед уже в одиннадцать лет мальчик осиротел. Но несколько лет спустя жизненный путь сироты счастливо пересекся со светлой, благородной дорогой замечательного человека - архиепископа Японского, Преосвященного Николая. Отец Николай сумел создать в Японии несколько учебных заведений. В одно из них - духовную семинарию в Киото и попал четырнадцатилетний сирота Вася Ощепков. Широта взглядов архиепископа проявилась и в том, что в семинарии для желающих преподавались даже основы борьбы дзюдо, всего лишь двадцать пять лет назад созданной знаменитым теперь педагогом Дзигиро Кано. Василий с головой окунулся в эту новую для себя увлекательную стихию.

В архивах Кодокана до наших дней сохранилась запись о поступлении туда Василия Ощепкова 29 октября 1911 года. Василий в полном объеме познал всю суровую школу дзюдо тех лет. Он не только успешно окончил это весьма своеобразное учебное заведение, но и стал после этого претендовать на получение мастерского звания. И всего лишь полгода потребовалось ему для того, чтобы завоевать право подпоясать свое кимоно черным мастерским поясом. Японцы необычайно ревностно относились тогда к присуждению мастерских степеней - данов и особенно иностранцам. Ощепков стал первым русским и одним из всего лишь четверых европейцев, заслуживших в те годы первый дан. Забегая вперед, следует сказать, что довольно скоро Василий снова предстал перед строгими экзаменаторами Кодокана, которые единодушно присвоили ему следующую, еще более высокую мастерскую ступень второй дан.

Возвратившись на родину, Ощепков, знавший не только японский, но и английский язык, начал работать военным переводчиком. Совершенно естественно, что, оказавшись снова в России, именно он стал пионером дзюдо в нашей стране и щедро делился своими обширными познаниями с молодежью. В 1917 году Василий решительно становится на сторону убежденных противников старого режима. Подлинные факты его деятельности тех лет были известны только сотрудникам нашей военной разведки.

Он все еще продолжал преподавать дзюдо, но в годы японской оккупации Дальнего Востока был призван в колчаковскую армию и в качестве специалиста, свободно владеющего языком, откомандирован в японское Управление военно-полевых сообщений. Именно с этого времени начинается его сотрудничество с большевистским подпольем. Ощепков не разделял коммунистической идеологии и членом партии никогда не был. Но был он убежденным русским патриотом и слишком хорошо понимал истинные планы интервентов, лживо  замаскированные благими миротворческими заявлениями. Василий любил замечательную древнюю японскую культуру, трудолюбивый, талантливый японский народ, но, вместе с тем, изнутри познал и ненавидел кровавые повадки и давнюю антирусскую устремленность агрессивного японского милитаризма. Беспардонная интервенция возмущала и до глубины души оскорбляла его. Это и определило его выбор, только и возможный для подлинного патриота. Ведь единственной силой, реально противостоящей оккупантам, являлись большевики. Белогвардейцы же изо всех сил старались сотрудничать с японцами. Вот почему, хорошо зная, как "разделывают" подследственных заплечных дел мастера в японской жандармерии, Василий, тем не менее, шел на огромный риск и сотрудничал с красным подпольем. Служил не партии, а только лишь своей родной униженной и ограбленной России. Через его руки проходили секретные документы, все они становились известны антияпонскому подполью. И будет справедливым сказать, что в общем деле освобождения российского Дальнего Востока была доля и его героического и столь опасного труда. Когда же оккупанты убрались восвояси, он отправился на Сахалин, в свой родной Александровск. Купил кинопроектор и стал зарабатывать на жизнь, демонстрируя фильмы. Принадлежащий России Северный Сахалин все еще оставался оккупированным, и вскоре, теперь уже советская военная разведка попросила его давать сведения о японском воинском контингенте, дислоцированном на острове. Василий, не раздумывая, согласился. Обрадованное столь ценным источником информации, командование просило теперь давать сведения о Южном Сахалине, отошедшем к Японии еще в результате войны 1904-1905 годов и являющемся "иностранной" территорией. Но разведчик выдвинул встречное предложение: перебраться не на Южный Сахалин, а в саму Японию и поставлять сведения непосредственно оттуда. Это, однако, требовало значительных валютных затрат, и нищий в те годы Разведупр очень долго колебался, прежде чем принял это заманчивое многообещающее предложение. Но в конце концов в японской столице все-таки развернул свою деятельность бывший подданный бывшей Российской империи, кинобизнесмен, не имевший никакого отношения к Советскому Союзу. Такой статус давал Ощепкову значительные преимущества, но вовсе не избавлял от традиционно японской пристальной полицейской слежки. Поражает, как, не имея никакой специальной подготовки, этот талантливый "самоучка" разработал безукоризненную профессиональную стратегию. С умной осторожностью нарабатывал он необходимые связи в столичном обществе. Поставлявшаяся им информация в основном оценивается в СССР как "ценная" и "очень ценная". Но в те начальные годы дальневосточный Разведупр еще не обладал ни достаточно квалифицированным руководством, ни необходимыми материальными средствами. И от разведчика все более категорично начинают требовать всего сразу и без особых валютных затрат. Постоянно понукают и требуют, чтобы он начал вести самую примитивную игру: давал деньги под расписку, а затем шантажировал получателя. А, кроме того, немедленно установил контакты с прокоммунистически настроенными лицами. Отлично знающий местные условия, резидент терпеливо старается объяснить им, что весьма патриотично настроенные японцы при первой же попытке шантажа обратятся в полицию. А все "левые" находятся под неусыпным наблюдением полиции и поспешный контакт с ними заведомо обречен на провал. Но в 1926 году недалекое начальство, крайне возмущенное нежеланием подчиненного выполнять их губительные указания, приказывает ему выехать в Советский Союз. Так, безвременно, но вовсе не по его вине, закончилась уже налаженная и дававшая неплохие плоды разведывательная работа Ощепкова, славного предтечи Героя Советского Союза Рихарда Зорге.

Возвратившись во Владивосток, бывший резидент, конечно же, снова обратился к своей любимой спортивной деятельности и начал вести занятия с учениками нового поколения. Вскоре Ощепков переехал в Новосибирск. Он навсегда покинул Дальний Восток. Приказом Реввоенсовета СССР был назначен военным переводчиком в один из отделов штаба Сибирского военного округа. Василий Сергеевич слыл блестящим знатоком весьма сложного для европейцев японского языка. С ним, бывало, консультировались даже крупные специалисты. И все-таки борьба и самозащита уже составляли один из наиболее важных, если не самый важный, интерес в его жизни. И, разумеется, оказавшись на новом месте жительства, он сразу же стал и там пропагандировать свою науку самозащиты, особенно важную в военной среде. Дальнейшая судьба развития искусства самозащиты и борьбы самбо оказалась в руках Бориса Алексеевича Кальпуса. Были это надежные и сильные руки. Старый спортсмен, он имел генеральское звание - комкор - и занимал должность инспектора вневойсковой и физической подготовки Красной Армии. Узнав о деятельности Ощепкова в Новосибирских военных и динамовских организациях, он сразу же и безошибочно оценил ее потенциально важную роль в совершенствовании армейского рукопашного боя. И Василий Сергеевич получил приглашение в Москву. В конце 1929 года были организованы курсы для начальствующего состава московского гарнизона с целью подготовки к организации обучения рукопашному бою по новому, готовящемуся к выпуску, руководству. В программу вошли приемы самозащиты, обезоруживания, а руководителем курсов стал Василий Сергеевич. Конечно же, не мог он не принимать деятельного участия и в разработке самого этого руководства. А когда, вскоре, оно вышло в свет, на его страницах можно было увидеть и иллюстрации, и описания безотказных ощепковских приемов. При этом Василий Сергеевич не ограничивался только теорией, но, приняв участие в соревнованиях по рукопашному бою, занял там первое место. Тогда же в самом начале тридцатых годов был учрежден наш знаменитый физкультурный комплекс, получивший недвусмысленное название "Готов к труду и обороне". В качестве одной из норм ГТО второй ступени были введены приемы самозащиты и обезоруживания не только для мужчин, но даже для женщин. Разрабатывать эту норму довелось не кому-либо иному, как Ощепкову. Современная борьба самбо, хотя и обрела со временем название, которым пользовался Спиридонов, главным образом вырастала из того, что было сделано именно Ощепковым. Как же рождался этот новый наш вид спортивной борьбы? Василий Сергеевич отлично знал дзюдо и понимал все его несомненные достоинства. Но в отличие от множества других зарубежных адептов этой японской системы, столь же отчетливо видел и ее серьезные недочеты. И, к его чести, он отнюдь не был всего лишь робким учеником японцев, этаким ортодоксальным копиистом, боявшимся даже подумать о том, чтобы сломать "священные" каноны  дзюдо, установленные некогда самим Дзигаро Кано. Ощепков вовсе не собирался   ограничиться только тем, что уже было сделано в Японии. Он всеми силами старался создать эффективно модернизированную систему прикладной борьбы и самозащиты, которая должна была превосходить любую иную, в том числе и японскую. Наиболее важное значение для формирования нового вида борьбы имело создание технического, а в связи с ним и тактического его арсенала. Сам 0щенков немало раздумывал над этим вопросом, отводя ему едва ли не решающую роль.  Он специально указывал, что борьбу следует не просто пассивно изучать, "но и добиться применения ее в деле укрепления обороноспособности нашей страны, обогатив ее нашими достижениями в смысле методики ее изучения и техники выполнения ее приемов". Ощепков без всяких колебаний отбрасывал многие "антикварные ценности" дзюдо и решительно обновлял технику. На место безнадежно устаревших приходили новые, действенные приемы. Он проанализировал все существовавшие тогда международные спортивные единоборства, китайское ушу и целый ряд национальных видов борьбы с точки зрения применимости их техники в боевой схватке. В орбите его пристального внимания оказались не только удары ушу, английского и французского бокса, но еще приемы "финско-французской", а также целого ряда иных видов борьбы, которые Василий Сергеевич именовал "вольной": вольно-американской, швейцарской, кавказской и персидской. Он специально отметил, что некоторые приемы и особенно броски всех этих видов "вольной" борьбы могут с успехом применяться и в целях самозащиты.

В принципе Ощепков проделал ту же самую эволюцию, что и Спиридонов, но на более высоком уровне: познав японскую систему, понял, что можно и нужно создать еще более совершенную, а это, несомненно, открывало значительно более широкие горизонты. Его работа стала новым и более высоким витком в поступательном развитии нового прикладного вида борьбы. И чем больше проходило времени, тем сильнее расходились пути японской системы и нашей борьбы. Однако новое "имя" - борьба вольного стиля - было присвоено ощепковскому детищу уже после его трагической гибели.

В недоброй памяти 1937-м по всей стране гуляла зловещая круговерть ночных арестов. В первую очередь подозревались те, кто побывал за границей, а Ощепков имел несчастье принадлежать именно к этой категории. В ночь на первое октября он был арестован и всего десять дней спустя скончался в камере Бутырской тюрьмы. Этот замечательный человек и выдающийся специалист ушел из жизни сорока четырех лет от роду, в расцвете творческих сил...

Годы войны убедительно доказали, что Василию Сергеевичу, несмотря на преждевременную смерть, удалось успешно выполнить свою задачу и заложить основы боевой системы, превосходящей японскую.

Уже ушедший из жизни, ославленный как государственный преступник, Ощепков, тем не менее, вносил свой вклад в дело борьбы с нашим смертельным врагом. Старого мастера не было в живых, но его безотказные приемы служили верную службу, сокрушая в беспощадных рукопашных схватках и гитлеровцев, и японских самураев...

В послевоенном самбо бесспорным лидером стал ощепковский ученик второго поколения Анатолий Харлампиев. Самый деятельный из учеников, но не самый добросовестный. Было бы нечестно отрицать его несомненные большие заслуги, но нельзя и умолчать о том, что, воспользовавшись арестом своего учителя, он стал выдавать себя за создателя самбо. Его высокие профессиональные качества, к сожалению, не равнялись чисто человеческим. И он не сказал правды даже тогда, когда его погибший в сталинском застенке учитель был уже полностью реабилитирован.

Материалов о деятельности Василия Сергеевича Ощепкова сохранилось, к сожалению, совсем немного. Тем не менее, при должном подходе они дают возможность судить не только о его боевой системе, но и о ее эволюции. Естественно, что на первом этапе своей работы (1914-1921 годы) он использует только японские достижения, хотя и не ограничивается лишь рамками ортодоксального дзюдо. Своих учеников он обучал не только и не столько борьбе, сколько самозащите. В июне 1917 года во время борцовских состязаний владивостокцев с японскими студентами, как сообщила газета "Далекая окраина", "...некоторые приемы самозащиты были продемонстрированы господином Ощепковым, причем нападения на него делались не только при встрече лицом к лицу, но и сзади". А полтора месяца спустя он начинает преподавать на "Курсах для подготовки милиционеров городской и уездной милиции". Его предмет - "японская борьба для самообороны "Дзюу-До". Это была первая у нас послереволюционная полицейская система и, судя по высокой квалификации преподавателя, достаточно эффективная.

Ознакомиться детально с  ощепковской техникой тех лет, отраженной в печатном руководстве, до сих пор не представлялось возможным. Но вот в последние годы появился проблеск такой надежды. Замечательному специалисту-библиографу А.Ю.Казанцеву удалось отыскать аннотацию книги Ощепкова "Самозащита по системе джиу-джитсу", выпущенной в Москве в 1921 году.

(При выборе названия, вероятно, исходили из того, что, в отличие от неизвестного у нас тогда дзюдо, джиу-джитсу пользовалось уже достаточно широкой известностью). На протяжении всего последующего периода - с 1921 по Продолжение »

Яндекс.Метрика

НАШИ КООРДИНАТЫ

Адрес: 692331 Россия, Приморский край, г.Арсеньев, ул.Жуковского 54 (ДЮСШ "Восток")


Телефон: 89025282783

E-mail: arssambo@yandex.ru

Создать бесплатный сайт с uCoz